Бенедиктов Владимир Григорьевич


Бенедиктов Владимир Григорьевич



  
МОСКОВСКИЕ ЦЫГАНЫ.


Хор готов. Вожатый ярый
Вышел; волю ждал плечу:
Заиграло; вспыхнул старый!
Стал, моргнул, качнул гитарой,
Топнул, брякнул; - тише! чу!
Груша поёт: голосок упоительный
Тонкой серебряной нитью дрожит,
Как замирает он в неге мучительной...
Чу!.. Гром!.. Взрыв!.. Буря шумит.
Грянул хор, сверкнули брызги
От каскада голосов.
Пламя молний! Ветра взвизги!
Моря вой и шум лесов!
Град ударов звонкой сечи!
Перекрёстная гроза!
Огнь из уст! Из глаз картечи!
Пышут груди; ноют плечи;
Рыщут дикие глаза.
Вот запевает Лебедь - чародейка:
Звонкий напев её душу сквозит,
Льётся, как струйка, и вьётся, как змейка.
Ластится к сердцу и сладко язвит.
Чу!.. Свист!.. Вопль!.. Пожар трескучий!
Гармоническая брань!
То разинул хор гремучий
Полну бешеных созвучий
Раскалённую гортань!
Вот разгульный крик несётся:
"Мы живём среди полей! "
Весь в огне Илья трясётся,
Размахнётся, развернётся:
"Живо! Веселей! "
А вот "В тёмном лесе" - Матрёна колотит.
Колотит, молотит, кипит и дробит,
Кипит и колотит, дробит и молотит.
И вот - поднялась, и взвилась, и дрожит...
Врозь руками размахнула -
Хочет целый мир обнять.

Вот плывёт... скользит... вздрогнула,
Кости старые тряхнула,
Повернулась - да опять!
Чудо - ведьма ты, злодейка!
Вне себя Илья стучит,
Рвётся, свищет и кричит:
"Жизнь для нас - копейка! "


предыдущее  следующее



Copyright © 2007
stihi-classic.ru