Цветаева Марина


Цветаева Марина



  
ДЕРЕВЬЯ


(Моему чешскому другу,
Анне Антоновне Тесковой)

--------

1



В смертных изверясь,
Зачароваться не тщусь.
В старческий вереск,
В среброскользящую сушь,

-- Пусть моей тени
Славу трубят трубачи! --
В вереск-потери,
В вереск-сухие ручьи.

Старческий вереск!
Голого камня нарост!
Удостоверясь
В тождестве наших сиротств,

Сняв и отринув
Клочья последней парчи --
В вереск-руины,
В вереск-сухие ручьи.

Жизнь: двоедушье
Дружб и удушье уродств.
Седью и сушью,
(Ибо вожатый -- суров),

Ввысь, где рябина
Краше Давида-Царя!
В вереск-седины,
В вереск-сухие моря.

5 сентября 1922


--------

2




Когда обидой -- опилась
Душа разгневанная,
Когда семижды зареклась
Сражаться с демонами --

Не с теми, ливнями огней
В бездну нисхлестнутыми:
С земными низостями дней,
С людскими косностями-

Деревья! К вам иду! Спастись
От рeва рыночного!
Вашими вымахами ввысь
Как сердце выдышано!

Дуб богоборческий! В бои
Всем корнем шествующий!
Ивы-провидицы мои!
Березы-девственницы!

Вяз -- яростный Авессалом,
На пытке вздыбленная
Сосна -- ты, уст моих псалом:
Горечь рябиновая...

К вам! В живоплещущую ртуть
Листвы -- пусть рушащейся!
Впервые руки распахнуть!
Забросить рукописи!

Зеленых отсветов рои...
Как в руки -- плещущие...
Простоволосые мои,
Мои трепещущие!

8 сентября 1922


--------

3



Купальщицами, в легкий круг
Сбитыми, стаей
Нимф-охранительниц -- и вдруг,
Гривы взметая

В закинутости лбов и рук,
-- Свиток развитый! --
В пляске кончающейся вдруг
Взмахом защиты --

Длинную руку на бедро.
Вытянув выю...
Березовое серебро,
Ручьи живые!

9 сентября 1922


--------

4



Други! Братственный сонм!
Вы, чьим взмахом сметен
След обиды земной.
Лес! -- Элизиум мой!

В громком таборе дружб
Собутыльница душ
Кончу, трезвость избрав,
День -- в тишайшем из братств.

Ах, с топочущих стогн
В легкий жертвенный огнь
Рощ! В великий покой
Мхов! В струение хвой...

Древа вещая весть!
Лес, вещающий: Есть
Здесь, над сбродом кривизн --
Совершенная жизнь:

Где ни рабств, ни уродств,
Там, где всe во весь рост,
Там, где правда видней:
По ту сторону дней...

17 сентября 1922


--------

5



Беглецы? -- Вестовые?
Отзовись, коль живые!
Чернецы верховые,
В чащах Бога узрев?

Сколько мчащих сандалий!
Сколько пышущих зданий!
Сколько гончих и ланей --
В убеганье дерев!

Лес! Ты нынче -- наездник!
То, что люди болезнью
Называют: последней
Судорогою древес --

Это -- в платье просторном
Отрок, нектаром вскормлен.
Это -- сразу и с корнем
Ввысь сорвавшийся лес!

Нет, иное: не хлопья --
В сухолистом потопе!
Вижу: опрометь копий,
Слышу: рокот кровей!

И в разверстой хламиде
Пролетая -- кто видел?! --
То Саул за Давидом:
Смуглой смертью своей!

3 сентября 1922


--------

6



Не краской, не кистью!
Свет -- царство его, ибо сед.
Ложь -- красные листья:
Здесь свет, попирающий цвет.

Цвет, попранный светом.
Свет -- цвету пятою на грудь.
Не в этом, не в этом
ли: тайна, и сила и суть

Осеннего леса?
Над тихою заводью дней
Как будто завеса
Рванулась -- и грозно за ней...

Как будто бы сына
Цровидишь сквозь ризу разлук --
Слова: Палестина
Встают, и Элизиум вдруг...

Струенье... Сквоженье...
Сквозь трепетов мелкую вязь-
Свет, смерти блаженнее
И -- обрывается связь.



предыдущее  следующее



Copyright © 2007
stihi-classic.ru